Люсинда Райли «Семь сестер»

– Спасибо, – поблагодарила я его, выбираясь из машины. – Спасибо за все, – уточнила я так, на всякий случай.

Флориано лишь молча кивнул в ответ и, повернув машину, вырулил на проезжую часть. Я направилась ко входу в отель, недоумевая по пути, почему едва переставляю ноги. Каждый новый шаг давался мне с трудом, будто ноги мои вросли в землю, подобно стволам деревьев, и всякий раз их приходится буквально выкорчевывать оттуда. Я медленно пересекла вестибюль и поехала на лифте к себе наверх. Шатаясь словно пьяная, подошла к своему номеру. Собрав последние остатки сил, открыла дверной замок, вошла в комнату, спотыкаясь, приблизилась к кровати и рухнула на нее, в чем стояла. И тут же отключилась.

* * *

Я проснулась часа через два. Голова раскалывалась от боли, общее состояние такое, как с сильного похмелья. Я взяла таблетку ибупрофена и запила ее большой кружкой воды. Лежа в кровати, я прислушивалась к дальним раскатам грома, свидетельствующим о скором приближении грозы. Тучи слились в единый свинцовый кулак, который застыл в ожидании начала. Чувствуя безмерную усталость во всем теле, я снова погрузилась в сон и проснулась через час. Успела как раз к началу ненастья. Зигзагообразные молнии рассекали потемневшее небо, внизу бушевали океанские волны, раскаты грома сотрясали все вокруг. Никогда не слышала подобного грохота. У меня даже уши заложило от этого рева и свиста.

Но вот первые капли дождя застучали по узкому подоконнику снаружи. Я глянула на часы. Почти семь вечера. Потом я подтянула кресло прямо к окну и уселась в него, чтобы понаблюдать за бушующей грозой. Дождь почти сразу же превратился в сильнейший ливень. Тяжелые капли отвесно падали на землю. Очень скоро все дороги и тротуары внизу превратились в бурные потоки воды. Я слегка приоткрыла окно и высунула голову наружу. Прохладные капли чистой воды тотчас же намочили волосы и струйками побежали по плечам вниз.

Внезапно я рассмеялась, громко, во весь голос. Меня охватила самая настоящая эйфория при виде столь великолепного разгула стихии. В этот момент я почувствовала себя частицей бешеного вихря, закрутившего все вокруг и соединившего воедино небеса и землю. Невозможно понять, кто, какое чудо, сотворило эту силу и повелевает ею, но так приятно осознавать себя ее частицей.

Поняв, что еще немного, и я вымокну насквозь, если тотчас же не закрою окно, я снова втянула себя в комнату и побежала в ванную, разбрызгивая по пути капли дождя на ковер. Приняв душ, я почувствовала новый прилив энергии. Головная боль прошла. Во всем теле ощущалась такая же свежесть, как и в воздухе после грозы. Улегшись на кровати, я глянула на письма, которые отдала мне Яра, а заодно и попыталась снова систематизировать все то, что она рассказала мне. Потом мои мысли перекочевали на Флориано. Как терпеливо он ждал, пока я закончу беседовать с Ярой. Да и потом проявил полное понимание, был, что говорится, сама предусмотрительность. И тут я поняла, что мне хочется, действительно хочется поделиться содержанием этих писем с ним, что бы они ни несли в себе. Я схватила мобильник и, прокрутив в памяти все номера телефонов, нашла номер Флориано.

– Добрый вечер, Флориано. Майя беспокоит, – проговорила я в трубку, услышав его голос на другом конце линии.

– Как самочувствие, Майя? Чем занимались?

– Наблюдала за грозой. Никогда не видела ничего подобного.

– О, это одна из немногих вещей, которая у нас, кариока, жителей Рио-де-Жанейро, получается особенно хорошо. Грозы – почти наше национальное достояние, – согласился он со мной. – Хотите присоединиться ко мне и поужинать? Угощение самое простое, но я буду очень рад.

– Если дождь прекратится, то я с удовольствием приду к вам.

– Глядя на небо, могу твердо пообещать вам, что он не продлится более девяти минут. Так что я жду вас ровно в восемь, хорошо?

– Да, спасибо, Флориано.

– Приятной прогулки по лужам. – Я услышала усмешку в его голосе. – Чао!

Ровно через девять минут я спустилась вниз и вышла на улицу. И тут же погрузилась по самые щиколотки в воду, сплошным потоком стекающую по тротуару и устремляющуюся к водостокам, явно не справляющимся с таким количеством воды. В воздухе витала удивительная свежесть. Я шла по тротуару и видела, как все больше и больше прохожих появляется на улице.

– Входите! – приветствовал меня Флориано, когда я нажала нужную кнопку домофона.

Он поджидал меня, стоя на верху лестницы и приложив палец к губам.

– Я только что уложил Валентину спать. Если она узнает, что вы здесь, то немедленно поднимется, – сказал он мне шепотом.

Я понимающе кивнула в ответ и стала тихо подниматься вслед за ним на террасу под крышей. Как ни странно, но после такого ливня там было сухо и уютно.

– Наливайте себе вино, а я спущусь на кухню и займусь ужином.

Я налила небольшой бокал красного вина, чувствуя неловкость за то, что заявилась в гости без ничего. Надо будет обязательно пригласить Флориано на ужин куда-нибудь в ресторан, чтобы отплатить за его гостеприимство. На столе стояли горящие свечи, весьма кстати, потому что на улице уже было совсем темно. Негромко звучала джазовая мелодия, доносящаяся откуда-то сверху, по-видимому, из-под карниза, где были установлены невидимые глазу динамики. Вокруг витала атмосфера тишины и покоя, что было уже само по себе удивительно. Ведь дом Флориано расположен в самом центре огромного, бурлящего жизнью города, не засыпающего и ночью.

– Сегодня у нас на ужин энчилада, – объявил Флориано, появившись на террасе с подносом в руках. – Это такие блинчики с острой мясной начинкой. Едят с самыми разными соусами и добавками. Несколько лет тому назад я был в Мексике и буквально влюбился в тамошнюю кухню.

Я поднялась из-за стола и стала помогать ему разгружать поднос: тарелки с дымящимися, с пылу с жару, блинчиками, миски с соусом гуакамоле из авокадо и томатов, сметана, сальса. Глядя на все это изобилие, я невольно поразилась. Неужели Флориано каждый вечер съедает столько всего?

– Пожалуйста, угощайтесь, – пригласил он меня к трапезе.

Я с жадностью набросилась на еду, искренне восхищаясь его кулинарными талантами. Не думаю, что мне удалось бы с такой же легкостью приготовить ужин, даже такой непритязательный, как этот. Да и кого я в последний раз угощала ужином, сокрушенно подумала я про себя. С тех пор, как тринадцать лет тому назад я перебралась в свой Павильон на берегу Женевского озера, никого.

– Итак, – промолвил Флориано, когда мы насытились и он закурил сигарету. – Сегодня вы узнали все, что хотели. Или нет?

– Узнала многое, но, к великому сожалению, не узнала того, ради чего, собственно, и отправилась в Бразилию.

– Вы имеете в виду свою мать, как я понимаю?

– Да. Яра категорически отказалась рассказывать мне о ней, сказала, что это уже не ее дело.

– И, в общем-то, она права. Особенно если ваша мать все еще жива, – заметил Флориано.

Люсинда Райли Семь сестер

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Bookervil.ru - Любимые книги в удобочитаемом формате! Убедись сам.
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: