Люсинда Райли «Семь сестер»

Откуда-то из глубины доносилась веселая барабанная дробь, на сей раз громче и отчетливее. Звуки буквально пульсировали по всему моему телу, пока мы продолжали свой спуск. Я видела, как уважительно и с любовью приветствуют Рамона из каждой двери по обе стороны узеньких улочек. Но вот наконец мы спустились вниз, и Рамон провел нас через деревянную дверь на небольшую площадку, огороженную со всех сторон высокими стенами. Мое уважение к этому человеку за время блужданий по фавеле уже успело возрасти многократно. Я думала о том, каким благородством души надо обладать, чтобы посвятить свою жизнь, несмотря на все ее ужасные условия и обстоятельства, тому, чтобы улучшить жизнь другим обитателям этих трущоб. Такая целеустремленность, такая сила характера. На его фоне я снова почувствовала себя жалкой и никчемной.

Во дворике, куда мы вошли, я увидела множество ребятишек. Человек двадцать, если не больше. Некоторые детки даже младше Валентины. И все они самозабвенно танцевали под зажигательный ритм барабанов. Рамон незаметно провел нас вдоль стены в тень, которую отбрасывала возвышающаяся рядом лачуга. Потом он кивком головы показал на детей.

– Готовятся к нашему знаменитому Карнавалу. Вы же, наверное, знаете, что именно в фавелах он и зародился, – промолвил он шепотом и подвинул мне деформированный пластиковый стул, чтобы я могла присесть и понаблюдать за разворачивающимся передо мной действом уже сидя.

Хрупкие тельца детишек, казалось, двигались сами собой, ритмично повторяя движениями барабанную дробь. У всех были какие-то по-особенному восторженные лица, многие танцевали с закрытыми глазами, просто двигаясь в такт музыке.

– Они сейчас разучивают танец, который мы называем «самба но пе». Если дословно, то «самба на стопах». Именно этот танец спас мне жизнь, когда я был совсем ребенком, – наклонился ко мне Рамон и сказал на ухо: – Эти дети, танцуя, тоже спасают свои жизни.

Впоследствии я не раз пожалела о том, что не захватила с собой фотоаппарат, чтобы запечатлеть все происходящее на пленку. Но, наверное, ни одна пленка в мире не в силах была бы передать то выражение блаженного экстаза, застывшего на лицах маленьких танцоров. Я смотрела на них и понимала, что запомню этот чудный танец на всю оставшуюся жизнь.

Но вот Рамон сделал знак, что пора уходить. Я неохотно поднялась со стула. Мы помахали на прощание детишкам и вышли на улицу через те же деревянные двери.

– С вами все в порядке? – спросил у меня Флориано, приобняв за плечи.

– Да, – ответила я дрогнувшим от переизбытка эмоций голосом. – Это – лучшее из того, что я видела в своей жизни.

* * *

Мы покинули территорию фавелы, поймали такси и направились снова в город. В ушах моих, в сердце продолжала звучать жизнерадостная барабанная дробь, перед глазами стояло веселое самозабвенное выступление юных танцоров.

– Все же, Майя, с вами все в порядке? – повторно спросил у меня Флориано и заботливо взял за руку.

– Да, – снова подтвердила я. – Честно, я в полном порядке.

– Вам понравилась самба?

– Не то слово! Я в восторге.

– Отлично! Потому что именно танцами мы и займемся вечером.

Я бросила на него взгляд, исполненный ужаса.

– Флориано! Вы с ума сошли! Я же не умею танцевать.

– Конечно же умеете, Майя. Все умеют. Особенно те, кто родился в Рио. Танцы у нас, кариока, в крови. А сейчас, – Флориано попросил шофера притормозить такси на площади Ипанемы, всей сплошь в торговых павильонах, – поищем вам кое-что подходящее из одежды. Ах да! И еще пару туфель для самбы.

Я покорно последовала за ним в супермаркет. Флориано деловито прошелся по вешалкам с одеждой и наконец выбрал то, что показалось ему наиболее подходящим.

– Думаю, цвет персика будет вам к лицу. Он хорошо гармонирует с вашей кожей. – Он протянул мне облегающее фигуру платье из мягкого шелка с широким запа́хом.

Я недовольно нахмурилась. Вот такой фасон я бы уж точно никогда не выбрала сама. Слишком он откровенный.

– Ну же, Майя, не упрямьтесь! Вы ведь сами пообещали мне раскрепоститься сегодня по полной. А в настоящий момент на вас платье, точь-в-точь как у моей мамы, – снова незлобиво подначил меня Флориано.

– Спасибо! – коротко поблагодарила я, когда он настоял на том, что сам расплатится за покупку, и выложил на прилавок несколько реалов.

– Так, с платьем покончено. Теперь туфли, – скомандовал он и, взяв меня за руку, потащил дальше по улицам Ипанемы, пока не остановился возле крохотного обувного магазина, более похожего на обычную сапожную мастерскую.

Десять минут спустя я вышла из магазина с парой кожаных туфелек с прямым наборным каблуком средней высоты и ремешком через щиколотку, который застегивался на пуговичку.

– Пожалуй, от таких туфель не отказалась бы и Марина, – заметила я, заявив Флориано, что на сей раз за покупку платить буду сама. Туфли-то ведь дорогущие. Но Флориано был непреклонен и расплатился сам. Потом остановился возле киоска с мороженым. На витрине были выставлены самые разнообразные сорта.

– Какое мороженое предпочитаете? – поинтересовался у меня Флориано. – Заранее предупреждаю, здесь торгуют самым лучшим мороженым в Рио.

– Тогда на ваш вкус, – ответила я.

Взяв в руки по конусу с мороженым, мы перешли на другую сторону дороги и уселись на скамейке с видом на пляж и на океан. Сидели и просто наслаждались поеданием действительно вкуснейшего мороженого. Лизали, как дети, не давая ему таять.

– Вкусно! – констатировал Флориано, вытирая салфеткой слипшийся от сладкого рот. – Уже половина седьмого. Предлагаю вам отправиться сейчас к себе в отель и подготовиться к танцевальному дебюту, который состоится вечером. А я пока сгоняю домой, отправлю несколько писем по электронке и упакую вещи к завтрашнему отлету в Париж. В половине девятого буду ждать вас внизу, как обычно, в вестибюле отеля.

– Хорошо! И спасибо за прекрасный день, – поблагодарила я уже вдогонку, так как Флориано тут же заторопился прочь. Я тоже пересекла улицу и направилась к себе в отель.

– День еще не закончен, Майя, – крикнул мне в ответ Флориано и, повернувшись, широко улыбнулся.

На ресепшен, куда я подошла за ключами от своего номера, меня встретила озабоченная администратор.

– Сеньорита Деплеси, мы уже стали волноваться. Вас не было минувшей ночью.

– Да, я переночевала у своих знакомых.

– Понятно. Тут вам звонили днем. Поскольку оператор не смогла выйти с вами на связь, то звонившая продиктовала свое сообщение. Она сказала, что это срочно. – Администратор вручила мне конверт.

– Спасибо, – поблагодарила я, забирая конверт.

– И на будущее… Если вы еще когда-нибудь решите переночевать в другом месте, пожалуйста, не забудьте поставить нас в известность. Рио ведь может быть очень опасным городом, особенно для иностранцев. Вот и с вами… Мы уже были готовы обращаться за помощью в полицию.

Люсинда Райли Семь сестер

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Bookervil.ru - Любимые книги в удобочитаемом формате! Убедись сам.
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: