Макс Глебов «Звезд не хватит на всех»

Отстрелявшись, машины РСЗО сразу начали подготовку к смене позиции. Оставаться на месте категорически не рекомендовалось. На переход в походное положение требовалось около минуты, но этой минуты им никто не дал. Находясь чуть сбоку от занятых артиллеристами позиций, Виктор хорошо видел, как прямо из чистого неба яркими молниями по ним начали бить плазменные заряды. Двенадцать пусковых установок мгновенно превратились в разлетающиеся во все стороны осколки раскаленного железа, смешанные с комьями дымящейся земли. Остальные машины уже успели начать движение, и первый залп пришелся по ним не так точно. Тем не менее, два Урала сначала перевернуло ударной волной, а в следующее мгновение плазма настигла и их. Пехоте тоже изрядно досталось, но поскольку техника роты сопровождения огня не вела, точно навестись на нее враг, видимо не сумел. Все-таки носящиеся над полем боя небольшие аппараты союзников свое дело делали неплохо, и маскировка худо-бедно работала. Тем не менее, даже удар по площадям наделал много бед. Треть боевых машин пехоты горела. Потери личного состава с воздуха оценить оказалось сложно, но то, что они велики, сомнений не вызывало.

Прицельно-навигационный комплекс взвыл сигналом тревоги. Ярко-красными точками на дисплее радара одновременно обозначились две группы целей: две воздушных, заходящих на позиции РСЗО с моря, и три наземных, приближающихся со стороны материка от населенного пункта Рейткалли. Вертолет Виктора нес в подвесных контейнерах оружие типа воздух-земля. Виктор решил, что пробовать свои силы в воздушном бою, имея против двух врагов лишь тридцатимиллиметровую пушку, будет несколько неразумно, и бросил машину в вираж, одновременно уходя от встречи с воздушным противником и ложась на курс в сторону наземной угрозы.

Вражеским штурмовикам явно было не до Виктора. У них в достатке имелись наземные цели. Первый же залп разнес в пыль две транспортно-заряжающие машины. Перевозимые ими снаряды взорвались, и в воздух поднялись внушительные столбы огня и дыма. Тем не менее, силы прикрытия не собирались так просто сдаваться. Приданные артиллеристам зенитно-ракетные комплексы Панцирь-С1 открыли огонь. Ракет их расчеты не жалели, понимая, что по таким целям второго шанса выстрелить им не дадут. Каждый из Панцирей выпустил весь боекомплект: по двенадцать самонаводящихся ракет, и буквально через десять секунд, кода расстояние до противника сократилось до четырех километров, комплексы открыли огонь из спаренных тридцатимиллиметровых пушек. Безумная скорострельность этих зенитных автоматов позволяла выплевывать в сторону цели почти сотню снарядов в секунду.

Виктор видел, как взрывается и горит техника на земле, как тянутся к еще плохо различимым целям росчерки зенитных ракет и трассы снарядов автоматических пушек. Писк радара отвлек его от картины битвы. На сцене появилось новое действующее лицо, помеченное навигационной системой, как союзник. С ревом разорвав плотную околоземную атмосферу, чужой истребитель, похожий на трехгранный наконечник копья, промелькнул над разбитыми позициями РСЗО и унесся в сторону приближающихся вражеских штурмовиков. Детали воздушного боя Виктор не рассмотрел. Вспышки выстрелов плазменных пушек, пятна попаданий на сферических защитных полях, взрывы зенитных ракет и мелкие на таком расстоянии отблески разрывов тридцатимиллиметровых снарядов. Через несколько секунд две покореженных и оплавленных вражеских машины огненными болидами рухнули в лес.

Союзнику тоже досталось. Во всяком случае, он больше не мог держать такую высокую скорость, как в начале боя, немного рыскал на курсе, а защитное поле вокруг его корпуса едва-едва просматривалось. Тем не менее, выходить из боя он не собирался, и, обогнав сверху вертолет Виктора, устремился к трем оставшимся противникам, с удивительной для наземных машин скоростью приближавшимся к медленно отползающим от места боя остаткам колонны.

Виктор выжимал из своего Ка-50 максимум доступной скорости. Десяток километров, отделявших прикрываемую колонну от вражеских танков (а как их еще назвать?), не давали медлительной земной технике ни малейшего шанса уйти от быстрых машин врага. Союзник, естественно, успел первым. Прицельный комплекс вертолета еще только начал наводить на цели противотанковые ракеты Вихрь, а впереди уже кипел бой. Снизу, от трех вражеских машин, к отчаянно маневрирующему истребителю чужих неслись вереницы огней, причем некоторые из них явно меняли траекторию полета вслед за выделывающим немыслимые кульбиты воздушным противником. Защитное поле истребителя полыхнуло вспышкой попадания, потом еще раз, но машина пока держалась, и ее пилот даже успевал отвечать огнем на огонь.

Расстояние быстро сокращалось. Вражеские танки, выглядящие, как здоровенные и довольно мерзкие многоногие жуки, продолжали рваться вперед. Зуммер прицельного комплекса сообщил, наконец, о готовности Вихрей к пуску, и Виктор не медля ни секунды, отправил их к целям. Все двенадцать штук: по шесть из каждой пусковой установки. Теперь до четырехкилометровой дистанции Виктор оказался безоружным, поэтому он бросил вертолет к земле и спрятался за небольшим пригорком, продолжая сокращать дистанцию с противником по дуге в обход возвышенности.

Где-то сзади гремели взрывы и поднимались ввысь фонтаны огня и дыма. Видимо, враг повторил орбитальный удар по позициям артиллеристов. Виктор надеялся, что люди и техника уже успели их покинуть. А бой впереди продолжался. В поле зрения Виктора регулярно появлялся стремительный силуэт истребителя союзников. Вот только с каждым разом эта стремительность уменьшалась. Пора было вновь показаться над пригорком, чтобы скорректировать полет Вихрей. Виктор приподнял машину чуть выше, и противник оказался в прямой видимости. Увиденное Виктора порадовало. На месте одной из вражеских машин горела земля, и в воздух извергался поток черно-зеленого дыма. Два других танка сильно замедлились, защитные поля побледнели, но они упорно продолжали вести огонь по истребителю. Вихри скорректировались на подсвеченные лазерным лучом вражеские танки, и в этот момент в истребитель попали. Похоже, что остатки защитного поля все-таки приняли на себя часть энергии взрыва, поэтому машина не превратилась в огненное облако, но полученные повреждения все же оказались слишком серьезны.

Союзник перестал маневрировать и свалился в неуправляемое падение к близкой земле. От истребителя отделилась небольшая на фоне размеров машины капсула и, совершив резкий маневр, устремилась вниз. Виктору показалось, что сейчас ее собьют, но тут до врага добрались Вихри. Не все. Восемь из них противник ухитрился сбить на подлете небольшими, но густо летящими плазменными сгустками. То, что оставшиеся четыре ракеты прорвались к целям, объяснялось, видимо, достаточно серьезными повреждениями, полученными вражескими машинами в бою с истребителем. Как бы то ни было, четыре взрыва, принятые и отраженные защитными полями, отвлекли врага от беззащитной капсулы и дали ей шанс спасти пилота. И тут Виктор понял, что он следующий в очереди на раздачу плазмы. Не дожидаясь развития событий, он бросил машину вниз за спасительный холм, намереваясь под его прикрытием подобраться к врагу ближе. Виктор помнил про управляемое оружие противника, которое, возможно, могло достать его и вне зоны прямой видимости, но выбора все равно не было, и он предпочел надеяться на все еще держащийся рядом беспилотник союзников. Может чужой дрон и впрямь помог, но Виктор сумел приблизиться к танкам врага на дистанцию в один километр, и все еще не был сбит.

Макс Глебов Звезд не хватит на всех

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Bookervil.ru - Любимые книги в удобочитаемом формате! Убедись сам.
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: