Макс Глебов «Звезд не хватит на всех»

— Ну что ж, товарищи офицеры. Наш выход, — полковник оглядел сосредоточенные лица своих подчиненных, с удовлетворением отметив, что паники в их глазах не заметно, хоть и очевидно, что людям по-настоящему страшно.

Перед самым рубежом развертывания к их колонне присоединилось два дивизиона тяжелых огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек». Воодушевленное успехом применения объемно-детонирующих боеприпасов в Финляндии, командование решило бросить этот козырь на стол и здесь, на берегу Дона. Дергаев приказал им занять позиции вдоль реки и сразу после залпа уходить вдоль берега в северном направлении на Семилуки. Потом перезарядиться и далее действовать по обстановке. ТОСы могли забрасывать свои двухсотдвадцатимиллиметровые реактивные снаряды на шесть километров. Расстояние невеликое и, возможно, стоило поставить их в боевые порядки танков. Но полковник не стал рисковать и оттянул ценные машины примерно на километр в тыл от переднего края обороны.

Пока противник их не видел. Все-таки маскировочные поля чужаков — великая вещь. Если бы не они, бригаду уже смешали бы с землей, а так… может еще повоюем.

— Товарищ полковник, авиация просит вас на связь.

— Полковник Дергаев — представился командир бригады, активировав устройство связи, встроенное в шлем полевой экипировки.

— Капитан Никифоров на связи. Веду пятерку МИГ-31. Нас сопровождают два аппарата чужаков. Не истребители, это точно. Истребители я знаю. Может, штурмовики, но, скорее, бомбардировщики. Уж больно здоровые. У меня приказ отработать по указанным вами целям.

— Чем работать будете?

— Бомбы. АБОВПМ-50.

— А подробнее?

— Авиационная бомба объемного взрыва повышенной мощности. Эквивалент пятидесяти тон тротила. Почти тактический ядерный заряд. По одной штуке на самолет.

— По одной?

— У нас перехватчики, а не бомберы, товарищ полковник, а весит она семь тонн.

— Понял тебя, капитан. Когда будешь над нами?

— Девять минут.

— Очень хорошо. Не отключайся. Сейчас укажем цели.

— Принято. Жду… Товарищ полковник?

— Что у тебя еще?

— Могу попробовать указать цели бомбардировщикам чужаков. Однажды они уже выполнили мою просьбу.

— Вот как… Пожалуй, цели пусть сами выбирают, мы ведь даже не знаем, чем они будут бить. А вот время удара… Попроси их начать одновременно со сбросом ваших бомб.

— Сделаю. Но подтверждения от них, скорее всего, не будет. Так что результат узнаем только в момент начала атаки.

— Все ясно. Выполняй задачу, капитан, — произнес полковник и отключил связь. До начала боя нужно было еще много всего сделать.

Дергаев едва успел поставить задачи подчиненным. Для реализации его идеи требовалось до секунд согласовать бомбовый удар капитана Никифорова с работой дивизиона реактивной артиллерии и дивизиона самоходных гаубиц, входящих в штат бригады, с залпом восьмерки приданных в ему в усиление ТОСов, и, с действиями трех танковых батальонов, являвшихся основной ударной силой бригады. Мотострелковый батальон полковник решил на передний край не выдвигать за явной бесполезностью в предстоящем бою. Пакет целеуказания для МИГов он сбросил Никифорову буквально за минуту до атаки.

— Сообщение от командира МИГов. Сброс бомб через тридцать секунд. — доложил оператор связи.

— Время «Ч», — произнес Дергаев и одновременно отправил со своего планшета команду подразделениям бригады. Через тридцать секунд он услышал грохот орудий самоходных гаубиц и вой пролетающих над головой реактивных снарядов.

Больших надежд на реактивную артиллерию полковник не питал. Осколочно-фугасные снаряды его штатных РСЗО и термобарические боеприпасы ТОСов вряд ли могли пробить защиту вражеских танков. Как, впрочем, и гаубичные снаряды. Полковник хотел лишь занять средства активной обороны противника борьбой с многочисленными воздушными целями, чтобы отвлечь их от действительно опасных своей запредельной мощностью вакуумных бомб.

— Капитан Никифоров на связи.

— Что у тебя, капитан?

— Чужаки отстрелялись одновременно со сбросом наших бомб. Что-то типа ракет воздух-земля. Разворачиваются и уходят. Мы идем с ними. Наблюдаю серию взрывов на поверхности. Это ракеты чужаков. Нашим бомбам еще секунд тридцать лететь… Отключаюсь. Нас атакует авиация противника.

Заблаговременно поднятая пара разведывательных беспилотников перед своей неизбежной гибелью успела показать панораму идущих в атаку вражеских танков. Четыре танка из первой волны чадно горели. Еще полтора десятка машин явно получили различные повреждения, но остались в строю, хотя и замедлили скорость движения. Поля у них больше не светились, а на поверхности брони виднелись черные подпалины. Три волны наступающих бронированных мокриц выглядели одновременно грозно и омерзительно. Танки противника расцветились многочисленными вспышками выстрелов. Они встречали летящие в них реактивные снаряды и осколочно-фугасные чемоданы ствольной артиллерии. С задержкой в несколько секунд атакующие цепи накрыла сотня снарядов, выпущенных танками Дергаева с закрытых позиций. Танкисты установили взрыватели на дистанционный подрыв, и летящие над полем боя снаряды с громкими хлопками лопались над машинами противника, осыпая их бесполезным, с первого взгляда, градом осколков. Десяток из ста девяноста двух термобарических боеприпасов, выпущенных ТОСами, сумели достичь целей и на земле вспухли огненные облака объемных взрывов. Кое-где вставали редкие фонтаны земли от немногих прорвавшихся сквозь заградительный огонь снарядов самоходной артиллерии и ракет РСЗО бригады. Никакого впечатления на противника эта иллюминация не произвела, разве что чуть пригасила защитные поля нескольких вражеских танков.

Но тут на стол лег главный козырь полковника Дергаева. Бомбы объемного взрыва легли точно в указанные полковником цели: три в центр второй волны атакующих с дистанцией триста метров друг от друга, и по одной в промежутки между танковыми волнами, напоминая изображенную точками цифру пять на кубике для игры в кости.

Ярчайшие вспышки взрывов осветили окрестности на несколько километров вокруг. Полковник никогда раньше не видел летающих мокриц. Теперь такая возможность ему представилась. Ближайшие к эпицентрам танки противника ударной волной смяло и подбросило в воздух. Часть машин перевернуло и протащило по земле несколько десятков метров. В радиусе полукилометра от места взрыва мощнейшая ударная волна смела защитные поля машин противника и нанесла им различные повреждения, оказавшиеся, правда, в большинстве не критическими. Поле боя затянула пыль и дым от горящей техники.

Ответ противника не заставил себя ждать. Уцелевшие вражеские танки синхронно дали залп своим управляемым оружием. Больше сотни багрово светящихся вытянутых эллипсоидов стремительно рванули к обозначившим себя стрельбой целям. Позиции РСЗО и самоходной артиллерии расцвели дымными взрывами, сопровождавшимися несколькими вторичными детонациями боеприпасов в транспортно-заряжающих машинах. ТОСам повезло чуть больше. Они успели начать смену позиции, но и их накрыло очень качественно. Единственная уцелевшая пусковая установка и две ТЗМ начали отход в северном направлении в соответствии с полученным ранее приказом. Второй залп накрыл исходные позиции танковых батальонов, но тридцать Армат и семь десятков Т-90 уже покинули их, устремившись вперед в контратаку.

Макс Глебов Звезд не хватит на всех

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Bookervil.ru - Любимые книги в удобочитаемом формате! Убедись сам.
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: