Майк Омер «Глазами жертвы»

— Тогда я хотел бы…

— Однако при обыске его дома обнаружены некоторые улики.

— Вы обыскали мой дом?! — завопил Свенсон, и маска уверенности сползла с его лица.

О’Доннелл бросила на стол копию ордера на обыск.

— Метили в кинозвезды, Свенсон?.. Нашли у вас интересные видеозаписи.

Нельсон схватил ордер и впился в него глазами.

— Я могу это легко оспорить. Моего клиента заманили сюда под предлогом…

— Валяйте, пробуйте, — сухо сказала О’Доннелл. — Мы действовали строго в рамках закона.

Адвокат проигнорировал ее замечание, изучая ордер.

— Мне нужно переговорить с клиентом.

— Опять? — О’Доннелл вздохнула, и они с Тейтумом вышли.

— Знаете, кого мне напоминает этот тип? — спросил Грей.

— Жабу?

— Вам тоже? Я все ждал, когда он примется ловить мух языком.

— И впрямь отвлекает, — согласилась О’Доннелл.

— Может, у него такая стратегия? Заморочит нам головы, а потом ускачет вдаль, держа клиента в перепончатой лапе…

Оба выдавили из себя улыбки. Холли чувствовала себя измотанной и видела, что Тейтум, при всей его выдержке, тоже держится из последних сил.

— Почему юристы всегда «переговариваются»? — вслух рассуждала О’Доннелл. — Почему они не могут просто разговаривать, как все нормальные люди? Кроме юристов кто-нибудь использует слово «переговорить»?

— Нет. А еще, кроме юристов, никто не «протестует». Нормальные люди говорят: «Ты не прав».

— Я иногда говорю, что протестую.

— Неправда.

— Верно, — признала О’Доннелл. — Я так не говорю. Но моя мама часто повторяла, что протестует против моей дерзости.

— Мама — другое дело. Мамы могут говорить все, что пожелают.

Через десять минут дверь в допросную открылась, и Нельсон провозгласил, что совещание окончено.

— Изъятие у моего клиента DVD незаконно, — заявил он, как только все сели. — Вы не сможете использовать их в суде, и любые связанные с ними вопросы также недопустимы.

О’Доннелл скрестила руки на груди.

— Это мы уже проходили. Ордер позволяет нам проводить обыск с целью…

— Установить местонахождение разыскиваемого человека или оружия, а также любых письменных или цифровых документов, дающих возможность установить местоположение разыскиваемых людей, а именно Реи Делеон и Рода Гловера, также известного как Дэниел Мур, — Нельсон зачитал текст ордера.

— Все верно.

— И при чем тут DVD?

— Мы обнаружили их в поисках тех самых письменных или цифровых документов.

— С этим я не спорю. Но не понимаю, зачем вы стали просматривать видеозаписи.

— Они могли иметь отношение к Роду Гловеру или исчезновению Реи Делеон.

— Каким образом?

— Например, на дисках могли храниться файлы, относящиеся к нашему расследованию, — сказала О’Доннелл. — Или записи с камер наблюдения из места, где держат Рею Делеон.

— Детектив, все это притянуто за уши. Если вы хотели посмотреть файлы на компьютере и электронных носителях в доме моего клиента, так и следовало написать в ордере на обыск.

Действительно, следовало, тут он прав. О’Доннелл захотелось выбежать из допросной и хорошенько стукнуть Коха. Не проверил, что указано в ордере! Но любая минута промедления могла стоить Рее Делеон жизни. Имеет ли О’Доннелл право винить Коха в поспешности?

Конечно, имеет, черт его дери!

— Что ж, полагаю, судья сможет определить, принимать ли видеозаписи к рассмотрению, — отрезала О’Доннелл. Она знала, что решение судьи предсказать невозможно.

— Если обвинения будут основаны лишь на…

— Давайте сменим тему. Мистер Свенсон, у меня есть перечень ваших телефонных разговоров. Судя по всему, три месяца тому назад вы с Кэтрин Лэм созванивались чуть ли не ежедневно. — Она показала выписки, полученные у оператора связи. — С благотворительного мероприятия, которое вы вместе организовали, на тот момент прошло уже два месяца.

— Она была духовным наставником, — сказал Свенсон. — Разговаривать с людьми входило в ее обязанности.

— Верно… только ваши разговоры были очень уж короткие. Ни один не длился дольше пяти минут.

— Кризис веры я преодолел быстро.

— Ваши беседы совпадают с периодом, когда ваша связь с мисс Лэм попала в объектив Терренса Финча. Коль скоро нам уже известно о ваших отношениях и поскольку фотографии мы тоже видели, давайте говорить предметно. Вы звонили ей, чтобы договориться о встрече.

— Детектив, — встрял Нельсон, — мой клиент не станет…

— Да, хорошо, ну и что с того? — с вызовом сказал Свенсон, повысив голос. — Трахать дочку пастора незаконно?

— Нет. А вот шантажировать ее — другое дело, — заметил Тейтум. Скрестив руки на груди, всем своим видом он внушал уважение. Знает свое дело. Наводит страху.

Свенсон замотал головой.

— Вы с ума сошли? Я никого не шантажировал.

О’Доннелл вынула из папки шесть фотографий и разложила их на столе. Свенсон и Кэтрин стоят рядом. Свенсон и Кэтрин целуются. Свенсон держит Кэтрин, та вырывается. Свенсон и Кэтрин рядом, она плачет, он улыбается. Затем фотография денег, найденных в доме Свенсона. Наконец обнаженное тело Кэтрин в луже крови.

— Любопытная история, вы не находите? — спросила О’Доннелл. — Я озвучу краткое резюме, а вы представьте себя в суде, на месте присяжных. Три месяца назад у вас с Кэтрин Лэм возникла интимная связь. Сомневаюсь, что ее можно назвать отношениями. Может, Кэтрин показался сладким запретный плод, не знаю… Но несколько недель спустя она решила прекратить ваши встречи. Тогда вы сообщили ей, что снимали ваш секс на видео. Начали ее шантажировать. Мы знаем, что Кэтрин регулярно брала деньги со своего счета, и можем сопоставить номера купюр с теми, что нашли под вашим матрасом…

— Вы не имеете права, даже если номера совпадут, — заявил Нельсон.

— Полиция, может, и не имеет права, а вот ФБР — вполне, — парировал Тейтум. — Ради такого дела ресурсов не жалко.

На самом деле Грей уже высказал О’Доннелл свои сомнения. Вряд ли ФБР сможет провернуть такое. Но блефовал он мастерски.

— Возможно, вы даже настаивали, — продолжила О’Доннелл, — чтобы Кэтрин продолжала с вами спать. Интересно, как это воспримут присяжные.

— Детектив! — ощетинился Нельсон.

— Но недавно кое-что произошло. Вы обескровили Кэтрин. Ее счет опустел. Она сказала, что платить ей больше нечем и что она признается во всем отцу. А уж он-то, как вы догадывались, немедля пойдет в полицию. К счастью, у вас остался туз в рукаве. Ваш славный друг Род Гловер. Как вы знаете, Патрик Карпентер подтвердил, что вы с Гловером приятели. Тот вас успокоил. У него богатый опыт в таких делах. Вы пошли к Кэтрин и вместе ее убили. А еще изнасиловали — ну так, на память.

Майк Омер Глазами жертвы

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Bookervil.ru - Любимые книги в удобочитаемом формате! Убедись сам.
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: